Саҳифаи асосӣ Харитаи сомона Тамос бо мо
НБТ
  • Нишондиҳандаҳои макроиқтисодӣ дар соли 2020
  • Таваррум дар моҳи октябр
    1,8%
  • 8,5%
  • Пулҳои захиравӣ (октябр), млрд. сомонӣ
    20,6
  • Нишондиҳандаи мақсадноки таваррум барои давраи миёнамуҳлат
    6% (±2)
  • Меъёрҳои фоизии сиёсати пулӣ
    (% солона)
    • Меъёри бозтамвил
      (аз 03 августи с.2020)10,75
    • Меъёри фоизи қарзи
      шабонарӯзӣ (овернайт) - меъёри бозтамвил +2 банди фоизӣ
    • Меъёри фоизи амонати
      шабонарӯзӣ (овернайт) - меъёри бозтамвил -2 банди фоизӣ
    • Меъёри захираҳои
      ҳатмӣ бо пули миллӣ1,0
    • Меъёри захираҳои
      ҳатмӣ бо асъори хориҷӣ5,0
    • Меъёри миёнавазни коғазҳои
      қиматноки БМТ (октябр)10,24
  • Меъёри фоизӣ дар соли 2020
    (% солона)
  • Меъёри миёнавазни пасанд. муҳлат. бо пули миллӣ (янв-сентябр)
    10,28
  • Меъёри миёнавазни қарзҳо бо пули миллӣ (янв-cентябр)
    22,55
  • Меъёри миёнавазни қарзҳои байнибонкӣ бо пули миллӣ (янв-сентябр)
    17,46
  • Меъёри миёнавазни қарзҳои ипотекии манзилӣ бо пули миллӣ (сентябр)
    21,49
  • Меъёри миёнавазни қарзҳои маишию истеъмолӣ бо пули миллӣ (янв-сентябр)
    22,04




  • Нархномаи ҳаррӯзаи сабикаҳои ченакии тиллои БМТ

Сана: 24.11.2020

Ҳаҷми сабикаҳо,
гр
Нархи бозхарид,
сомонӣ
Нархи фуруш,
сомонӣ
5 3480.29 3563.41
10 6873.62 7037.77
20 13601.14 13925.96
50 33764.64 34571.01
100 67364.53 68973.31

  • Телефонҳо барои гирифтани маълумот оид ба сабикаҳо:
    44-600-32-77, 44-600-32-48

  • Тақвими ахбор
  •       Ноябр      

    Д С Ч П Ҷ Ш Я
    26 27 28 29 30 31 1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 1 2 3 4 5 6
  • Яндекс.Метрика

Ответная реакция на статью “О рисках валютного дефолта в Таджикистане и как его предотвратить?”, (еженедельник “Aзия-Плюс” за №46(1428) от 14.11.2019г.)

23.12.2019

Национальный банк Таджикистана в ответ на статью “О рисках валютного дефолта в Таджикистане и как его предотвратить?”, (сайт «Aзия-Плюс, еженедельник “Aзия-Плюс” за №46(1428) от 14.11.2019 г.) представляют следующие комментарии.

Национальный банк Таджикистана всегда приветствует и поддерживает попытки проведения анализа и оценки своей деятельности со стороны средств массовой информации, в том числе с привлечением так называемых “независимых экспертов”.

Как правило, исследователи и эксперты всегда анонимные или же скрываются под псевдонимом, в частности автор данной статьи, называющий себя “экономист Бахриддин Каримов”.

Объективная, аргументированная и конструктивная критика, а также научно обоснованная оценка деятельности НБТ по устранению реальных недостатков и проблем, всегда воспринимается и рассматривается НБТ на должном профессиональном уровне, так как они способствуют совершенствованию разрабатываемых мер политик и их успешной реализации.

К сожалению, считаем целесообразным отметить, что данная статья не соответствует вышеперечисленным целям анализа и критики деятельности НБТ, так как констатация статистических данных и фактов приведённых в статье искажают реальное положение дел в проводимых реформах, являясь недостоверными и необоснованными.

Основные выводы и предложения автора статьи, выдаваемые за “компетентное мнение” экономиста, характеризует его неосведомлённость, недостаточное знание предметной области и понимания роли центрального банка в сфере экономической деятельности. Для выражения компетентного мнения, автору следовало прежде ознакомиться с основными документами, определяющими цели и задачи НБТ (с прогнозами, стратегиями, планами проведения реформ и отчётами о проделанной работе), которые находятся в открытом доступе и размещены на сайте (по ссылке: https://nbt.tj/монетарная политика/финансовая стабильность).

Необходимо отметить, что в утверждении автора о тенденциях валютного рынка Таджикистана относительно его состояния под сильным давлением растущего спроса последних месяцев, якобы НБТ предпринимает неэффективные попытки в регулировании спроса путём проведения политики административных мер, связанных с применением ограничений и запретов, наглядно показывает о его неосведомленности. В частности автор утверждает, что реализация этой политики началась ещё в 2016 году с закрытием частных обменных пунктов.

Однако, процедура закрытия частных обменных пунктов валют, принадлежащих физическим лицам, была осуществлена не в 2016 году, а в мае 2015 года. Эта мера, никоим образом не связана с валютными ограничениями и самое главное, не ограничила право населения покупать и продавать наличную иностранную валюту через банковские учреждения, а наоборот, предоставила возможность максимально защитить и предотвратить в обращении фальшивых денежных знаков.

В условиях финансового кризиса физические лица–владельцы частных обменных пунктов (около 2 тыс. человек не являясь сотрудниками коммерческих банков), защищая свои личные и спекулятивные интересы, своими действиями подрывали устойчивость валютного рынка и стабильность курса национальной валюты, что создавало реальную угрозу экономической безопасности страны.

Ликвидация частных обменных пунктов способствовала созданию в республике единой централизованной электронной сети, соединяющей её с операционной системой всех учреждений банков, осуществляющих обменные операции. В настоящее время, данная система проводит учёт, распознование и определение каждой совершённой обменной операции в единой операционной системе, соединяющей центры банковского обслуживания, филиалы и головные офисы банка в режиме реального времени (онлайн), обеспечивая транспарентность предoставления достоверной отчётности всех обменных операций.

В период с 2015 года по 25.11.2019г. в республике функционируют 1280 операционных касс (один из наилучших показателей на сегодняшний день), расположенных в центрах банковского обслуживания, филиалах и головных офисах кредитных учреждений, где специалисты банковской сферы предоставляют населению качественные, безопасные, прозрачные и профессиональные банковские услуги по обмену валют, а не ранее внебанковские сотрудники отдельных профессий.

Необходимо отметить, что данная практика по созданию регулирования наличного валютного рынка является уникальной, и сегодня в его применении интересуются другие центральные (национальные) банки стран в регионе.

В 2015 году, в самый разгар финансового кризиса, в жёстких условиях обвального снижения объёмов поступающей в республику иностранной валюты, чрезмерного падения курса сомони и растущей инфляции, недостаточности ликвидности и неплатежеспособности в банковской системе, (низких уровней покрытия резервов 18 дней) перед новым руководством НБТ встала непростая задача по выбору приоритетов и определению первоочередных целей и задач. Предстояло решить дилемму: “С чего начать умываться когда и руки и лицо одновременно в чернилах”.

Необходимо было оперативно внедрять эффективные меры по стабилизации текущей ситуации в банковско-финансовой системе и её защиты от последствий влияния мирового кризиса, а также создать надежный и устойчивый монетарный институт страны.

Мировая практика показывает, что ни одна страна с переходной экономикой не могла решить все проблемы одновременно, особенно на фоне негативного влияния финансового кризиса, используя лишь меры рыночного механизма, без применения политики административного или иного воздействия.

Также любому человеку не являющимся экономистом известно, что используя только рычаги денежно-кредитной и валютной политики, не возможно решить все существующие фундаментальные, институциональные, структурные и другие проблемы, связанные с особенностями экономики, и в частности финансовой системы.

Практика подтверждает, что только применение комплексных “рыночных и административных” мер могут дать положительный результат при осуществлении экономических реформ и обеспечении макроэкономической стабильности.

В 2014 -2016 гг. нестабильная экономическая и финансовая ситуация, высокая уязвимость и неопределенность в мире, в частности в странах-партнёрах, и другие внешние шоки оказали негативное влияние на экономику республики, особенно на финансово-банковский сектор. В результате, банковский сектор оказался под угрозой финансовой нестабильности и возникновения системного риска. Несколько кредитных организаций РТ, в том числе 2 системообразующих банка - ОАО «Агроинвестбанк» и ОАО «Таджиксодиротбонк», столкнулись с серьезными финансовыми трудностями, что привело к их нежизнеспособности. Ликвидация этих банков вызвала бы «эффект домино», приведя к тяжёлым последствиям экономику республики. Это, прежде всего, массовое бегство капитала (средств вкладчиков) и банкротство других крупных финансовых организаций и компаний, которое привело бы к значительному дефолту кредитных организаций.

В связи с надвигающимся кризисом перед Правительством Республики Таджикистан и Национальным банком Таджикистана возникла важнейшая задача предотвращения эффекта цепной реакции связанное с ухудшением финансового состояния банков и других хозяйственных субъектов, а самое главное недопущения социального напряжения и максимального сохранения доверия населения к банковской системе.

В целях оздоровления финансовой системы, минимизации негативного влияния на другие отрасли экономики, снижения социальной напряженности

и защиты прав потребителей, Правительством Республики Таджикистан было принято Постановление о рекапитализации ОАО «Таджиксодиротбонк» на сумму 2 250 млн. сомони и ОАО «Агроинвестбанк» на сумму 1 070 млн. сомони.

С учётом наличия фискальных и монетарных рисков, принятое Постановление Правительства РТ эффективно способствовала предотвращению финансовой дестабилизации, в результате это положительно повлияло на стабильное функционирование государственного бюджета, уменьшение негативного влияния на общий уровень внутренних цен и сохранение мобильного обращения капитала в стране.

ОАО «Агроинвестбанку» и ОАО «Таджиксодиротбонку» в рамках рекапитализации была предоставлена ликвидность взамен неликвидных имущественных активов в залоговое обеспечение Правительству, с целью компенсации и обеспечения последующего возврата выделенных бюджетных средств с учётом предотвращения фискальных и монетарных рисков.

Данные денежные средства были предоставлены с учетом возможности государственного бюджета, которые обеспечили 43 процента исполнения обязательств ОАО «Агроинвестбанка» и 60 процентов обязательств ОАО «Таджиксодиротбонка». В результате, за счет продажи имеющих активов, возврата проблемных кредитов и в большей степени за счет средств рекапитализации, эти банки смогли значительно сократить свои обязательства перед вкладчиками и другими кредиторами, включая госбюджет. На сегодняшний день, вышеуказанные банки не являются системообразующими банками, и их состояние больше не угрожает финансовой стабильности.

Необходимо учесть, что за счёт потери позиций в финансовом рынке со стороны указанных банков, их позиции плавно были переняты другими более устойчивыми кредитными организациями. Не смотря на уменьшения финансовых показателей указанных банков, банковский сектор имеет тенденцию стабильного развития, что обоснованно результатами деятельности банковского сектора, отраженного в финансово-банковской статистике. Данное утверждение обоснованно ростом активов, кредитного портфеля, депозитов, чистой прибыли, а также уменьшением доли необслуживаемых кредитов банковского сектора за последние три года.

В июле 2015 года в НБТ впервые был принят «Стратегический план по оздоровлению деятельности НБТ на 2015-2019 гг.». По мере реализации в данный План были внесены изменения и дополнения в 2016 и 2018гг. (https://nbt.tj/tj/strategiya/).

В данной стратегии предусмотрено проведение реформ всей деятельности НБТ с целью оптимизации организационной структуры, повышения эффективности реализации денежно-кредитной и валютной политики, путём совершенствования её инструментов способствующих решению проблем отрицательного капитала, увеличения объёмов и повышения эффективности управления международными резервами, обеспечения устойчивости валютного рынка и стабильности курса национальной валюты, усиления банковского надзора, обеспечения финансовой стабильности, защиты прав потребителей финансовых услуг, а также дедолларизации экономики, укрепления доверия населения к национальной валюте и повышения уровня их финансовой грамотности.

Наряду с этим, в 2016 впервые в истории Национального банка Таджикистана были разработаны «Стратегия денежно-кредитной и валютной политики на 2016-2020 годы» и «Коммуникационная стратегия в области денежно-кредитной политики Республики Таджикистан на 2018-2021 гг.», предусматривающие внедрение основных принципов современного режима монетарной политики с целью перехода на «инфляционное таргетирование».

На основе принятых стратегий Национальный банк Таджикистана в течение последних двух лет успешно продвигает институциональные реформы, направленные на укрепление основ и механизмов монетарной политики, создание современной операционной инфраструктуры и реализации прозрачной и обоснованной политики. В связи с этим, для реализации приоритетной задачи по сохранению стабильности цен объявлен количественный таргет по инфляции (целевой показатель) на среднесрочный период на уровне 7,0% (+/-2) и данный показатель последние годы имел стабильную тенденцию колебания в пределах установленного коридора.

Кроме того, в настоящее время реализуется ряд других стратегий и планов реформирования деятельности НБТ и банковской системы, в том числе:

-«Стратегия развития платежной системы Республики Таджикистан на 2015-2025 годы»;

-«Стратегические приоритеты и план действий по разработке механизмов защиты прав потребителей финансовых услуг в Республике Таджикистан на 2017–2019 годы»;

-«Политика управления рисками Национального банка Таджикистана» и т.д.

В целях предотвращения и преодоления негативного влияния потенциальных рисков и мировых финансовых кризисов на национальную экономику, в 2018 году был создан Национальный совет финансовой стабильности в Республике Таджикистан. Данный Совет является постоянно действующим межведомственным консультативным органом, созданным с целью рассмотрения вопросов обеспечения финансовой стабильности, выявления рисков в финансовой системе и предложения мер по минимизации их воздействия.

Практика показывает, стабильность и доверие к банковской системе нельзя обеспечить при наличии слабых и финансово неустойчивых кредитных организаций. В результате проведения политики перехода от количества к качеству, за последние 4 года со стороны НБТ были отозваны лицензии у 65 финансово неустойчивых кредитных организаций, что привело к сокращению их количества примерно на 50%. Несмотря на сокращение количества кредитных организаций, активы банковской системы имеют положительный рост и поддерживаются на стабильном уровне – примерно 21-22 млрд. сомони.

Основной показатель стабильности банковской системы - коэффициент достаточности капитала - вырос по сравнению с 2015 годом почти вдвое и достиг 22%, что почти в два раза превышает минимальное требование.

Благодаря принятым мерам показатели доходности банковской системы показывают тенденцию восстановления и свидетельствуют об улучшении финансового состояния кредитных организаций. За девять месяцев текущего года кредитные организации получили прибыль в размере 271,4 млн. сомони, что по сравнению с аналогичным периодом 2017 года больше в 8,2 раза.

Национальный банк Таджикистана, став членом Программы Всемирного банка Reserve Advisory and Management Program (RAMP), достиг значительных результатов в управлении резервами, осуществляя переход от пассивного и концентрированного управления активами к более активной и диверсифицированной модели Стратегического Размещения Активов.

Далее в своей статье автор утверждает, что применение НБТ политики административных мер, ограничений и запретов на валютном рынке и излишний валютный контроль привели к сокращению потребительского импорта, деловой активности и, в целом, к замедлению роста экономики.

Столь узкое понимание процесса развития экономики, а также причин и факторов, способствующих росту или замедлению её развития, показывает степень компетентности “экономиста”, которому не помешало бы заняться повышением своей финансовой грамотности и тому, чтобы быть последовательным в своих рассуждениях.

Необходимо учесть, что намеченные цели направлены на решение стратегических проблем, с которыми сталкивается экономика нашей страны. В силу различных причин исторически приоритетным направлением в Таджикистане остаётся импортоориентированная структура экономики, способствующая значительному оттоку валютных средств. Для предотвращения оттока капитала нам необходимы стратегические реформы , которые должны способствовать развитию политики импортозамещения и ориентации на увеличение экспортной продукции, но их реализация требует определённого времени.

Сегодня остро стоит концептуальная задача решения проблем, связанных с модернизацией экономики страны. Одним из основополагающих стратегических направлений является внедрение и развитие инновационных технологий. Для реализации данного направления необходима надёжная и прочная финансовая система, которая является основным звеном в обеспечении модернизации экономики в целом.

Относительно беспокойства автора по оценке снижения импорта и деловой активности, следует отметить, что опираясь только на используемые автором показатели, невозможно определить состояние развития экономики. Следовательно, полагаясь на его выводы, экономика страны продолжит свою зависимость от импорта, что негативно отразится на деловой активности всей экономической среды.

Применяемая практика НБТ в регулировании денежно-кредитной политики очевидным образом привела к положительным результатам структур финансовой системы. По итогам последних четырёх лет, независимо от наличия дефицита текущего счёта платежного баланса, удалось значительно увеличить золотовалютные резервы с 18 дней в 2015г. до 5,5 месяцев (200 дней) покрытия импорта в 2019г..

Независимо от наличия значительных проблем, с которыми столкнулся финансовый рынок в 2015 году, на сегодняшний день все проводимые мероприятия, прежде всего, были направлены на оздоровление финансовой конъюнктуры.

С целью обеспечения эффективного использования инструментов денежно-кредитной политики и регулирования краткосрочной ликвидности банковской системы, были реализованы превентивные меры, направленные на снижение влияния внешних рисков, исходящих от волатильности курса валют. Введены в эксплуатацию новые автоматизированные механизмы электронной оценки спроса на иностранные валюты и их купля-продажа на платформе «Томсон Ройтерс». Была осуществлена всесторонняя поддержка безналичных расчётов внутри страны, а также расширены возможности взаиморасчёта с торговыми партнерами в национальных валютах.

Следует отметить, что 28 августа 2017 году две ведущие международные рейтинговые компании ("Standard&Poors" и "Moody's Investors Service"), впервые присвоили и опубликовали суверенный кредитный рейтинг Таджикистана. Дальнейшее проведение оценки суверенного кредитного рейтинга страны и публикация его результатов является одним из основных условий для вхождения в международные рынки капитала и играет важную роль в повышении престижа страны, для привлечения инвестиций и расширения сотрудничества с международными финансовыми учреждениями, инвестиционными банками и партнерами по развитию.

В 2017 году Республика Таджикистан впервые за годы независимости успешно произвела выпуск и продажу государственных ценных бумаг (Евробондов) на мировом финансовом рынке на сумму 500,0 млн. долларов США, что свидетельствует о доверии иностранных инвесторов и иностранных финансовых институтов к экономической и финансовой системам страны, и НБТ сыграл важную основополагающую роль в этом деле.

Начиная с 2006 года по сегодняшний день законодательно установлено, что основной целью НБТ является достижение и поддержание стабильного уровня внутренних цен (инфляции) на долгосрочный период.

Тем не менее НБТ, исходя из особенностей экономической и фианасовой систем республики, всегда придерживался курсовой политики, основанной на режиме “регулируемого плавания”, которая предполагает умеренное колебание курса под воздействием рыночных процессов и минимальное вмешательство НБТ в ситуацию на рынке.

Предлагая девальвацию курса и либерализацию рынка как единственную меру для устранения всех его проблем, в том числе проблему возросшего спроса, необходимо констатировать тот факт, что в течение 2018-2019 гг. умеренно девальвирован переоценённый реальный эффективный курс, негативно влияющий на экономику страны с 120,2% (в 2014 г.) до 90,6% (30.10.2019г.) с целью улучшения конкурентоспособности внутренних производителей развития экпортного потенциала и внедрения политики импортозамещения.

Автор статьи, основываясь на какие-то оценки международных финансовых организаций, утверждает, что якобы НБТ по-прежнему административно регулирует рынок, ограничивая доступ к твёрдой валюте, косвенно сокращая импорт, стимулируя развитие неофициального рынка, тем самым нарушает требования Статьи VIII Соглашения МВФ.

Согласно мнению автора, Статья VIII говорит о недопустимости валютного контроля, который приводит к растущему расхождению курсов и появлению нелегальных рынков валют.

Это ошибочное мнение свидетельствует о том, что автор недостаточно осведомлен о требованиях Статьи VIII, а также наличия в Республике Таджикистан Закона РТ «О валютном регулировании и валютном контроле» (от 2013 года).

Существование валютного контроля не означает нарушение требований Статьи VIII, так как в Республике Таджикистан отсутсутвуют какие-либо запреты и ограничения на покупку юридическими и физическими лицами (резидентами и нерезидентами) иностранной валюты и её перевод за рубеж по текущим валютным операциям.

В Республике Таджикистан отсутствует практика множественности курсов, так как разница между обменными курсами долларов США на официальном и небанковском рынках не превышает 2%. По состоянию на 26 ноября 2019 года эта разница составляет 1,2%.

Автор голословно утверждает, что НБТ ограничивает доступ к твёрдой иностранной валюте, не указывая в чём заключается это ограничение. Хотелось бы прояснить каким образом НБТ может ограничивать доступ к этим средствам в условиях, когда весь объём иностраной валюты, поступающий из-за рубежа в республику от всех источников, проходит напрямую через корреспондентские счета кредитных организаций?

Говоря о проблемах финансирования торгового дефицита, ввиду сокращения объёмов поступающей в республику иностранной валюты, автор приводит данные о якобы сокращении объемов денежных переводов физических лиц без открытия банковского счёта на 4,2%, и в качестве причины такого сокращения указывает конвертацию российских рублей и их выдачу в сомони, что не соответствует действительности.

Доводим до сведения “компетентного” экономиста, что после обвала в 2015 году, восстановление объёмов денежных переводов в российских рублях происходит ежегодно, так по результатам 10 месяцев текущего года объём переводов в российских рублях физическими лицами увеличился на 10,3%, а в долларах США на 6,2% (по сравнению к аналогичному периоду прошлого года).

В настоящее время НБТ с целью снижения риска концентрации в платежной системе страны, расширения доступа кредитных организаций к международным финансовым услугам и обеспечения надёжности трансграничных переводов, создал Национальный процессинговый центр по денежным переводам (НПЦ), который не имеет аналогов в регионе.

Основной целью НПЦ является улучшение прозрачности трансграничных денежных переводов, увеличение эффективности расчётов между всеми участниками рынка и повышение доверия к банковскому сектору в целом. Кроме того, инновационное решение с использованием единого интерфейса упростит работу банков с различными платёжными системами и поможет в полной мере соблюдать требования ФАТФ в рамках противодействия легализации средств, полученных преступным путем и финансированию терроризма.

Автор предлагает для решения проблем валютной ликвидности, согласиться на все условия, выдвигаемые МВФ, приведя в пример Пакистан и Аргентину, не задумываясь о возможных последствиях такого шага.

Одним из основных условий принятия новой программы заимствований от МВФ является требование на переход в режим “свободно плавающий” обменный курс. При этом, сам же автор в начале статьи говорит о возможных катастрофических последствиях принятия такого курсового режима для страны и общества.

Опыт стран с переходной экономикой, принявших решение о поспешном переходе к “свободно плавающему” режиму, показывает, что подобный процесс не может незамедлительно решить все существующие фундаментальные, институциональные, структурные и прочие проблемы и особенности экономической и финансовой систем.

Постепенное эволюционное развитие экономической и финасовой ситемы и решение существующих проблем могут создать основу к естественной востребованности перехода к “свободно плавающему” режиму.

Именно такой подход заложен в основу всех стратегических планов и программ проведения реформ НБТ, в денежно-кредитной и валютной сферах экономики Республики Таджикистан.

В заключение относительно поверхностных анализов и предложенных срочных мер, а также оценки деятельности НБТ автору, необходимо прежде всего, более глубинно подойти к диагностике реальной экономической ситуации с учётом предоставления конкретных мер, шагов, механизмов, средств, инструментов для реализации этих благих намерений.

Тем не менее, НБТ считает полезным и приветствует организацию и проведение обмена мнениями и дискуссий с различными слоями общества, научными и академическими кругами, практикующими и компетентными экономистами и средствами массовой информации о проводимых реформах в денежно-кредитной и валютной сферах экономики.


Диданд: 907

Бозгашт


  • prezident

    Имрӯз фурсате расидааст, ки ба қадри яке аз рамзҳои давлатдорӣ – пули миллӣ бирасем, ифтихор намоем ва ба он эҳтиром гузорем.
    Э.Раҳмон



x
Сатҳи таваррум %
Таваррум
Таварруми аслӣ